Регулятор ограничивает объём сомнительных операций и создаёт механизм быстрой дискредитации фиктивных компаний и других участников таких схем. Согласно положению Банка России 550-П от 20 июля 2016 г., российские банки будут информировать ЦБ об отказах в обслуживании при:

  • Проведении операций: зачислении и отправки денежных средств
  • Заключении договора банковского счёта, расчётно-кассового обслуживания
  • Принудительном расторжении договора банковского обслуживания

Положение возникло как элемент политики противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма. Регулятор продолжает давить на банки, чтобы они помогали навести порядок на рынке.

Практическая реализация

Планируется, что банки будут информировать Центробанк, а он – пересылать консолидированные данные в Росфинмониторинг. Вероятно, от лица банков эту задачу будут решать подразделения мониторинга, они уже занимаются выявлением сомнительных операций и их блокировкой. Доступ к собранным данным предоставят банкам, небанковским кредитным организациям (НКО) и микрофинансовым организациям (МФО) – получить к ним доступ будет несложно.

Предлагаемый вариант обмена информацией противоречит банковской тайне, хотя эта проблема выглядит надуманной. Доступ к финансовой информации сегодня получить не так сложно (банковская тайна на практике уже не работает), а отмывание средств и экспорт капитала стали глобальными проблемами – их пресечение требует жёстких мер.

Прежние механизмы работали более локально. Если банк видел подозрительную операцию, он мог принять решение о её блокировке и проинформировать об этом другие вовлечённые в сделку банки. Каждый из них мог запросить пояснения у своего клиента. Наиболее жёстко борется с сомнительными операциями РСХБ, Россельхозбанк – региональные банки именно от него часто получают уведомления о блокировке.

Блокировка по цепочке приносит хорошие результаты: достаточно одного банка, который увидит признаки нарушения закона и уведомит других, остальные из страха перед санкциями ЦБ последуют его примеру.

Последствия для бизнеса

Появление в этом списке финансовых агентов, их номинальных владельцев или директоров означает, что нужно отказываться от всей структуры аффилированных лиц. При возникновении сложностей такие компании просто меняли банк и иногда генерального директора, но теперь такой возможности не будет.

В условиях «отключения от банковской системы» раньше оказывались только те, кто работал далеко за границей правового поля, и после очередной блокировки счетов банки отказывались от таких клиентов. Сейчас сложно найти номинальных владельцев без списка судимостей, плохой кредитной истории или отказов в банковском обслуживании. Соответственно, вырастут цены на услуги экспорта, транзита и конвертации, а рынок незаконных финансовых операций покинут мелкие игроки.

Рекомендации

Исключить себя из списка невозможно, такого механизма пока просто нет. Благонадёжным компаниям, которые не участвуют в «финансовых» операциях, стоит оценивать риски AML (anti- money laundering, противодействие отмыванию средств) самостоятельно или силами внешнего провайдера. Нужно быстро отвечать на запросы из банков, а также предоставлять требуемые документы.

При подготовке операций, которые можно считать подозрительными, стоит заранее подумать о механизме платежей. К таким операциям относятся:

  • Снятие и внесение больших наличных сумм
  • Отправка денег на счета индивидуальных предпринимателей или аффилированных лиц
  • Трансграничные операции, особенно связанные с платежами в классические офшоры

Если вы планируете сделку, которую банк может счесть подозрительной, проконсультируйтесь с юристом или специалистами по AML. Они помогут оценить риск этой ситуации и предложат подходящее решение, которое исключит или снизит риск включения вашей компании в реестр Росфинмониторинга.